(17-11-2014 20:29:32 отредактировано Школа публичной политики)

Тема: Историко-документальная выставка «Папины письма» в Костроме

Размещенная ниже информация опубликована нами по просьбе общественных организаций «Мемориал» и «Костромская старина»:


Приглашаем на историко-документальную выставку «Папины письма», которая проходит в выставочном центре Костромской областной общественной краеведческой организации «Костромская старина» по адресу: г. Кострома, Мелочные ряды (внутри Красных рядов), лит. «Г».

Основу выставки «Папины письма» составляют письма заключенных ГУЛАГа своим детям. С их помощью оторванные от семьи отцы пытались поддерживать связь с детьми, воспитывать их и направлять, донося до них свою любовь и заботу. От письма к письму они вели с дочерьми и сыновьями серьезный разговор, стремясь расширить их кругозор, заинтересовать своими увлечениями, передать собственные знания и понимание мира – их единственно возможное «наследство».

Среди экспонатов – письма нашего земляка Владимира Ивановича Карпинского, бережно сохраненные его дочерью – костромичкой Лидией Владимировной Карпинской. Вместе с ними представлены письма и других жертв сталинской эпохи из архива международного общества «Мемориал» в Москве.

Из восьми героев выставки только двое вернулись к своей семье. Четверо были расстреляны после нескольких лет заключения, двое умерли в лагере от голода и непосильного труда.

Экспозицию дополняют почтовые карточки, открытки, конверты и марки 30-х – 50-х годов ХХ века из собраний костромских коллекционеров Михаила Ворошнина и Михаила Смирнова.

Организаторы: Международное историко-просветительское, правозащитное и благотворительное общество «Мемориал» и Костромская областная общественная краеведческая организация «Костромская старина».

При реализации проекта используются средства государственной поддержки (грант) в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации от 29.03.2013 № 115-рп.

Контактные телефоны: 8-953-6500004 (Михаил Ворошнин, председатель организации «Костромская старина»), 8-910-6608261 (Михаил Смирнов, член Правления организации «Костромская старина»).

Страница ВКонтакте: www.vk.com/fathersletters

Страница Facebook: www.facebook.com/events/286418758211643

Анонс на сайте Агентства социальной информации: www.asi.org.ru/announcement/otkrytie-istoriko-dokumentalnoj-vystavki-papiny-pisma/

Анонс на сайте novosti44 ru: www.запрещенная ссылка/novosti/world2/item/7932-kostromicham-pokazhut-pisma-zaklyuchennykh-gulaga

Анонс на сайте "Забытая Кострома": www.starina44.ru/news?view=25592206

Репортаж "Российской газеты": www.rg.ru/2014/09/16/reg-cfo/pisma.html

Репортаж ГТРК "Кострома": www.gtrk-kostroma.ru/news/12466-v-kostrome-otkrylas-ekspozitsiya-posvyashchennaya-zhertvam-repressij-30-40-kh-godov-20-veka.html

Репортаж Общественного телевидения России: www.otr-online.ru/news/v-kostrome-otkrilas-34337.html


«Если б были крылья, полетел бы к вам»

Отцовские чувства преодолевают расстояния и колючую проволоку. Об этом, а не только о кошмаре сталинских репрессий – выставка «Папины письма», открывшаяся на прошлой неделе в выставочном зале «Костромская старина», что внутри Красных рядов.

«Дорогая моя, любимая звездочка! Спасибо тебе за письмо, оно меня очень обрадовало. Ты мне не написала о том, сколько всего грибков ты от меня получила, какие именно. Я очень хотел бы побывать на праздниках твоих кукол, думаю, что когда-нибудь попаду. Рвусь к тебе и маме всей душой. Если бы были крылья, полетел бы к вам. Починил бы тебе всех кукол и медведей...» Эти строчки написаны одним из создателей службы прогноза погоды в СССР, метеорологом Алексеем Вангенгеймом, попавшим на Соловки за «вредительские прогнозы». Его дочери Элеоноре на момент ареста не было и четырех лет. Удивительное дело: в неволе отец решил подготовить дочку к школе и отправлял домой письма-учебники на самые разные темы: «Математика в растениях», «Растения и погода», «Грибы», «Ягоды», «Звери и птицы», «Явления природы». Гербарий, составленный им в ссылке, приходил в письмах с блестящими комментариями. А загадки (о снеге – «живой лежит, умрет – побежит»), их было много в письмах, сопровождались превосходными папиными рисунками. Алексей Феодосьевич был расстрелян. А дочь его стала известным ученым, доктором наук, занималась минералами, биологией. И тут есть, несомненно, папин вклад.

«Милая Лена. Я благополучно прибыл в Бухту Нагаево и с нетерпением жду от тебя известий. О себе могу сообщить, что здоров», – писал домой из магаданской ссылки наш земляк, уроженец Костромской губернии архитектор Михаил Стройков. Он сам любил рисовать и хотел, чтобы дочка стала художницей. Поэтому умудрялся покупать открытки с репродукциями картин из Третьяковской галереи и на них писал свои письма. Стройков был расстрелян, а семье сообщили, что умер от менингита. Мечту отца дочь осуществила – стала театральным художником.

Что ни экспонат – то свидетельство мужества и любви. Понятно, что переписка подвергалась цензуре: никакой политики и жалоб на условия не могло быть. Но отцовские нежность и забота цензуре не подвластны.

«Папины письма» – проект международного общества «Мемориал». Сначала выставка, на которой представлены письма репрессированных отцов, была организована в Москве, а потом решили показать ее в регионах. В Костроме на выставке появились местные материалы. Письма отца из мест заключения сохранены семьей костромички Лидии Карпинской. Ее отец из далекого Соликамска присылал стихи собственного сочинения, в письмах иногда сожалел, что нет с собой фотоаппарата. Он очень любил фотографировать. Лидия Владимировна на открытии выставки рассказывала: «Когда я была ребенком и спрашивала – а где папа? – меня сразу заговаривали, отвлекали. Вообще, было страшно и атмосфера напряженная. Фотокарточки, где были мама, папа и я, прятались». Ей отчаянно повезло: отца не расстреляли. Впервые увидела его будучи семнадцатилетней. Лидия стала фотографом и большую часть жизни работала в фотолаборатории Русской православной церкви в Москве. Тогда новые иконы создавать было нельзя. Поэтому фотографировали старые, печатали на черно-белой бумаге и разрисовывали анилиновыми красками...

Выставка будет работать до 30 октября.

Новикова А. Голос народа – Кострома. 2014. 24 сентября. № 39 (593). С. 6. Сайт: www.nmg-kostroma.ru/golos


Папины письма

Народ России не раз преодолевал годы смут и страданий. Но даже в самые трагические времена не умирала любовь родителей к своему ребенку: настоящая, трогательная, прекрасная. 16 сентября общество «Мемориал» и общественная организация «Костромская старина» представили выставку «Папины письма», рассказывающую малознакомую историю узников ГУЛАГа. Чувства искренние и сильные до самозабвения были открыты костромичам.

История, которая не будет забыта
Слово «ГУЛАГ» навсегда останется страшным символом в нашей памяти. С 1934 по 1960 год через систему Главного управления лагерей и мест заключения прошло около 17 миллионов человек. Люди были лишены не только свободы, но и всего, что наполняет жизнь смыслом: дома, семьи. Примерно 1,5 миллиона узников ГУЛАГа скончались вдали от родной земли, без прикосновений любимого человека, не услышав смеха своих детей. Трудно осмыслить масштаб трагедии и невозможно забыть ее жертв.
Иван Рогов, начальник отдела музейной и выставочной деятельности департамента культуры Костромской области:
– Многие люди были вырваны из жизни, а наша страна понесла огромную утрату. Сохранение светлой памяти об удивительном мужестве и духовной стойкости невинных узников ГУЛАГа является нашим общим долгом.

Письма, понятные каждому
Историко-документальная выставка «Папины письма» открылась в выставочном центре Костромской областной общественной краеведческой организации «Костромская старина». Основа проекта – письма заключенных ГУЛАГа своим детям. Жестоко и беспощадно оторванные от семей, отцы трепетно берегли связь с домом. В письмах серьезные мужчины рисовали для своих малышей, писали им стихи, мечтали вместе с ними.
Среди представленных экспонатов важное место занимают рукописи уроженца Костромской губернии Владимира Карпинского. Драгоценные листы бумаги бережно сохранены его дочерью, Лидией Владимировной. Читая слова нашего земляка, не перестаешь удивляться отсутствию в них отчаяния.
«Судьба развязала узел наших взаимоотношений, – пишет Владимир Иванович своей супруге. – Связующее нас с тобой звено, наше прошлое и Лидочка, вызывает в душе моей что-то теплое, далекое и приятное». Отец спрашивает о своей маленькой Лиде, много думает о ней. В полной мере передать боль и любовь, заключенные в этих строчках, едва ли возможно. Своей супруге Владимир Карпинский посвящает стихотворение «Твои глаза», в котором душевные терзания сочетаются с теплым сердечным чувством.
Представленные на выставке письма и фотографии дают возможность увидеть, как узники ГУЛАГа, медленно убиваемые голодом и непосильным трудом, всеми силами старались исполнить свой родительский долг. Личные и интимные по своему содержанию письма несут в себе идею, понятную каждому: можно поломать, истоптать и исковеркать судьбу человека, но убить его любовь невозможно.

Тепло, хранимое бумагой
Странное ощущение возникает, когда думаешь о том, что чужое письмо может нести нечто важное для тебя лично. Жизнь заканчивается, и человек уходит, но душа его продолжает жить в потрепанных временем листах.
Лидия Владимировна Карпинская, дочь репрессированного Владимира Ивановича Карпинского:
– К сожалению, люди больше не пишут друг другу письма. Эпистолярный жанр постепенно исчезает из нашей жизни. Слова, написанные рукой человека, хранят в себе его печаль, его любовь. Рано или поздно трагические времена проходят, а чувства людей остаются в дар следующим поколениям. Я считаю, что открывшаяся выставка будет полезна для людей любого возраста.

Наша общая память
Открытие выставки «Папины письма» прошло в обстановке по-домашнему уютной. Это было больше похоже на вечер воспоминаний в кругу большой семьи. Не звучало аплодисментов, не было пышных речей. Просто, тихо и доверительно костромичи рассказывали истории своих родных, ставших жертвами сталинской эпохи. Некоторые пришли на открытие выставки со своими внуками.
В ближайшее время двери выставки «Папины письма» будут открыты для всех желающих. 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, в выставочном центре общественной организации «Костромская старина» планируется провести день открытых дверей.

Ренгач С. Папины письма // Костромские ведомости. 2014. 23 сентября. № 38 (1326). С. 8. Сайт: www.44kv.ru


Костромичи читают «папины письма»

Уникальная выставка писем, которые отправляли когда-то своим детям заключенные ГУЛАГа, открылась в Костроме.

По-настоящему пронзительная экспозиция, посвященная жертвам репрессий 30-40-х годов прошлого столетия, открылась недавно в выставочном зале областной краеведческой организации «Костромская старина» в Мелочных рядах. На стендах – фотографии, самодельные открытки, и главное – письма, написанные узниками трудовых лагерей и адресованные детям.

«Милая Люся, спасибо большое тебе за письмо! Очень рад, что книги А.С.Пушкина тебе понравились. Жаль только, что мне не удалось посмотреть твои выступления в танце «Полонез». Надеюсь, что я это скоро увижу», – убористым почерком пишет на серой почтовой карточке каторжник Михаил Стройков своей дочери. И сложно поверить, что эта будничная записка написана из ссылки, откуда папа маленькой Люси так и не вернется, его расстреляют 13 августа 1938-го.

Один из стендов экспозиции заняли письма нашего земляка, костромича Владимира Карпинского своей дочке Лидии. Владимира Карпинского арестовали в 1938 году, в Ленинграде, где они тогда жили всей семьей. Карпинского, который был совершенно далек от политики, привлекли за якобы «участие в политических сходках». На самом деле Владимир попал в ГУЛАГ из-за своего отца, которого еще раньше обвинили в контрреволюционных действиях и арестовали. «На допросе отец солгал, что давно ушел из семьи, чтобы защитить нас с мамой, – рассказывает дочь Владимира Карпинского Лидия. – Я помню, что маленькой часто спрашивала: «А где папа?». Меня заговаривали: «Пойдем гулять, пойдем сказку читать...». Все фотокарточки, на которых мы были запечатлены семьей, тщательно прятались. Письма, которые отец слал мне из лагеря, мама тоже прятала, поэтому я смогла прочесть их только будучи взрослой». Во многих письмах Владимира к семье – стихи. В некоторых – коротенькие записки о его лагерной жизни: «Купил шинель за 450 рублей и сапоги по карточке и х/б зеленой материи для костюма. В общем, у нас снабжают ничего. Обхожусь».

«Если учесть то, что мы постоянно переезжали, – вспоминает Лидия Владимировна, – просто чудо, что эти письма не потерялись, уцелели». Удалось уцелеть и самому Владимиру Карпинскому. После восьми лет жизни в нечеловеческих условиях Владимир смог вернуться домой. Многим авторам писем, представленных на экспозиции, увидеть жену и детей после ареста так и не довелось. Из восьми репрессированных, письма и фотографии которых составили основу выставки, кроме Карпинского дожил до освобождения лишь еще один арестант. Четверых расстреляли после нескольких лет заключения. Еще двое умерли в лагере от голода и непосильного труда.

Тем страшнее читать эти светлые, чистые и полные нежности строки, когда понимаешь, в каких зверских условиях замученные, голодные люди выводили эти аккуратные буквы, рисовали картинки: «Дорогая моя звездочка Элечка! Посылаю тебе рисунок снегиревого гнезда. Он устраивает свое гнездышко на ветке дерева, невысоко от земли. Направо – его яичко в натуральную величину», – такие трогательные письма с картинками слал своей дочке еще один заключенный.

«Все эти письма подвергались жесткой цензуре, поэтому в них нет ни намека на политику, ни слова о трудностях, болезнях, проблемах заключенных, – говорит председатель организации «Костромская старина» Михаил Ворошнин. – Узникам разрешалось написать лишь одно письмо в месяц, и отцы, конечно, старались вложить в них как можно больше любви, заботы, передать свои знания и опыт».

Справка «КП»:
За годы так называемых «сталинских репрессий» через лагеря прошло, по разным данным, от 15 до 18 миллионов человек. Около полутора миллионов из них так и не вернулось домой – были расстреляны или умерли от болезней, голода и каторжного труда.

Кравчук Н. Костромичи читают «папины письма» // Комсомольская правда – Кострома. 2014. 24 сентября. № 39-т (26287-т). С. 20.


«Не сомневаюсь, что история вернет мне мое честное имя…»
Выставка «Папины письма» из архива международного общества «Мемориал»

Выставка находится в Мелочных рядах Костромы. И, как говорят устроители, будет работать как минимум до 30 октября – Дня памяти жертв политических репрессий. Ведь эти письма написаны людьми, по судьбам которых прокатилось колесо красного террора. Отцы писали из лагерей, из ссылки, из заключения детям. Писали не о тяготах своей жизни, а о вере в лучшее будущее для своих сыновей и дочерей.

И еще – даже так, отдаленно, на большом расстоянии – пытались воспитать из них умных, добрых и честных граждан своей страны. И родителям это удалось – все дети этих политзаключенных выросли, действительно, очень достойными людьми...

Эти послания тяжело читать. Особенно зная, какая печальная судьба уготована была их авторам. Революция пожирала своих детей. А люди, ее творившие, до конца оставались преданными высоким идеалам юности.

«Не сомневаюсь, что история вернет мне мое честное имя. Но до самого недавнего времени я не сомневался, что партия разберется быстро и легко, как только мое заявление попадет. Видимо, это не так. Мне не понятно, но факты – упрямая вещь, с ними не считаться нельзя, а потому дальнейшие твои хлопоты бесполезны. Твой бесконечно любящий Алексей», – писал с Соловков своей жене Варваре Кургузовой 19 апреля 1935 года Алексей Вангенгейм (1881-1937 гг.).

Вангенгейм был сыном российского дворянина и крупного помещика. Но его отец, имевший восьмерых детей, являлся, прежде всего, сельским интеллигентом, земским деятелем, который устроил у себя в имении опытное поле и метеостанцию. Алексей закончил физико-математический факультет Московского университета. Участвовал в организации метеослужбы в Курской губернии, а с 20-х годов именно метеорология становится главным делом его жизни. Позднее Вангенгейм стал профессором Московского университета, имел пропуск свободного входа в Кремль, общался с Крупской и Луначарским, Горьким и Шмидтом. В 1929 году был назначен первым председателем Гидрометеорологического комитета СССР. А в 1934 году оговор – арест – обвинения в шпионаже и вредительстве. Якобы делал заведомо ложные прогнозы, чтобы подорвать сельское хозяйство страны. И приговор – 10 лет исправительно-трудовых лагерей.

«И на Соловках можно строить социализм», – бодро пишет Алексей Вангенгейм семье. И ведет просветительскую работу среди заключенных, читает им лекции, создает на Соловках музей. Сохранились разработанные им эскизы газонов – в виде пятиконечной звезды, с выложенными словами «Перековка», с картой территории около Белого моря... Для любимой дочки Эли – Алексей Феодосьевич называл ее Звездочка – он составил и выслал в письмах своего рода учебник для дошколят со своими рисунками. Так он готовил девочку к школе – загадки, рисунки Белого моря, животных, растений, птиц... Его сокамерник наш земляк священник и философ Павел Флоренский рассказал в письме своим близким о гербарии, который Вангенгейм составил для дочки.

«Куда бы я ни посмотрел, о чем бы я ни подумал, все представляется мне мрачным, тревожным, во многом безнадежным, и только мой дом с моими любимыми и дорогими представляется мне ясным и радостным, той путеводной звездой, которая освещает путь...» – писал Вангенгейм семье. Именно эта связь с близкими и давала веру, помогала жить и оставаться людьми в нечеловеческих условиях...

Писал письма жене и дочери из лагеря в Соликамске наш земляк Владимир Иванович Карпинский. Как рассказала присутствовавшая на открытии выставки «Папины письма» его дочь Лидия Владимировна, отцу удалось вернуться из заключения и встретиться со своими близкими, обнять детей. Оставил он и воспоминания о своей нелегкой судьбе. Владимир Карпинский был арестован в 1938-м. Он был весьма далек от политики, работал на заводе. Но не избежал ареста. Сын за отца не ответчик – это только так говорилось. Владимира как раз и арестовали из-за репрессированного пятью годами ранее отца, который находился в ссылке, где и погиб – замерз. Так получилось, что Владимир Иванович еще до ареста ушел из семьи, но развода не оформил и поддерживал хорошие отношения с женой Екатериной и дочкой Лидой. И на допросах спас их тем, что говорил, что они – совершенно чужие ему люди. Из лагеря он слал жене и дочке письма, стихи, просил выслать ему фотографии – до ареста он увлекался фотоделом, и некоторые из его прекрасных снимков можно увидеть на выставке «Папины письма»... Дочь Карпинского Лидия училась в Московском пединституте имени В.И.Ленина, позднее работала фотографом в Московской патриархии и в Костромском епархиальном управлении, живет в Костроме…

Профессиональный военный Владимир Левитский (1873-1937 гг.), перешедший на службу советской власти, был арестован в Курске как шпион. Под подозрение он попал из-за своего увлечения филателией. Из показаний Владимира Левитского: «Признаю себя виновным, что состоял председателем Курского отдела ВОК... Переписку вели с заграницей... по обмену марок с филателистами стран: Германии, Турции, Австрии, Бельгии, Франции, Италии, Чехословакии, Греции, Америки, Египта, Швейцарии, Латвии, Польши, Литвы, Эстонии, Судана, Конго...» На выставке представлены письма Левитского сыну Олегу с рисунками из лагеря, откуда отцу уже не суждено было вернуться…

Михаил Стройков (1901-1938 гг.) родился в старообрядческой семье в деревне Безводново Костромской губернии. Закончил Иваново-Вознесенский институт и поступил на архитектурный факультет ВХУТЕМАСа, где его талант отметил и оценил профессор, будущий советский академик Владимир Николаевич Образцов. Первый арест Михаила случился в 1927 году – он входил в подпольный партийный кружок, участники которого активно критиковали политику партии в деревне. Именно в это время супруга Михаила Елена родила дочь Юлю, но встретить жену из роддома отец не мог – находился в тюрьме.

Образцов пытался спасти талантливого молодого человека. Благодаря ходатайству профессора Михаил возвращается в Москву, готовится к защите диплома, но тут следует новый арест – в 1932 году. Дочь Стройкова Юлия Волкова вспоминала: «Это ночью было. Очень хорошо помню – меня вытряхнули из кровати… А когда (вытряхивали) папин письменный стол – ой, как мне это было страшно: как же так – отцовская работа, и так с ней обращаются! Ну и забрали его, увели. А у него уже диплом, проект был готов, одни математические расчеты остались... И профессор Образцов – каким образом, я не знаю – уговорил начальство Бутырской тюрьмы, чтобы отцу разрешили в день уходить в отдельную, одиночную камеру, и он там делал расчеты. Оттуда, из Бутырок, он отправил дипломный проект в институт. И как говорили потом, это была самая лучшая защита диплома. Без студента. А студента отправили в Архангельск на пять лет».

Здесь он работал по специальности и писал дочери письма на открытках. «Милая Люся (так он звал дочку)! Большое спасибо тебе за письмо. Очень рад, что книги А.С.Пушкина тебе понравились и что занятия твои в школе идут успешно. Жаль только, что мне не удалось посмотреть твоего выступления в танце «Полонез». Надеюсь, что и это скоро увижу. Крепко тебя целую. Твой папа». Жена и дочь приезжали к нему, а дочери даже разрешили некоторое время пожить в Архангельске. Но потом органы потребовали отправить девочку к матери, что насторожило Михаила... И не зря – новый арест, высылка... Расстрел.

«Я никогда не думала, что отец виноват, – вспоминала Юлия Волкова, – я очень любила отца и верила в его порядочность, необыкновенную порядочность. Что он думал, то он и говорил. Второго дна не было».

Были среди репрессированных не только невинно осужденные – «за анекдот», «за любовь к маркам», «за ложные метеопрогнозы» – но и идейные противники советской власти. Такие, как троцкист Михаил Бодров (1902-1937 гг.). Он был членом РКП(б) с 20 года, а в 27 исключен именно за троцкистские взгляды, которых он никогда не скрывал. Бодров был связным Льва Троцкого на наиболее трудном участке. При аресте никого не выдал и не предал, убеждений своих и под нажимом не изменил: «Политику ВКП(б) считаю неправильной. От всяких показаний по существу моей роли, деятельности и связей в организации – отказываюсь», – записано в его деле. При аресте у него была найдена составленная им листовка: «Все, что ныне выдается за социализм, – ложь и обман... В связи с колхозной авантюрой – деревня разорена... По всей стране свирепствует абсолютное бесправие – тюрьмы, ссылки, концлагеря переполнены сотнями тысяч ни в чем не повинных людей...» А в одном из перехваченных НКВД писем написано его жизненное кредо: «С ненавистным режимом ничего общего у меня нет, кроме бешеной ненависти к нему и самой беспощадной борьбы с ним». Он и боролся с ним до самого своего конца – вел агитацию в лагере, устраивал протестные голодовки, налаживал связь с соратниками. В конце единственного сохранившегося письма Михаила Бодрова к сыну Анатолию – подпись: «Твой неисправимый троцкист папа».

Николаева З. «Не сомневаюсь, что история вернет мне мое честное имя…»: Выставка «Папины письма» из архива международного общества «Мемориал» // Средний класс – Кострома. 2014. 1 октября. №38 (486). С. 1 – 2.

Костромская областная общественная организация «Костромская школа публичной политики»

Re: Историко-документальная выставка «Папины письма» в Костроме

В официальном календаре современной России 30 октября, с ельцинских времен принято отмечать как "День памяти жертв политических репрессий". Это одно из первых "достижений" победившей в 1991г. как бы "демократии" Пройдет всего два года и в октябре 1993г. уже  сам Верховный Совет РСФСР сможет в полной мере ощутить на себе понимание "демократами" термина "политические репрессии". Закон носил политический и популистский характер. В силу этого в число реабилитированных попали далеко не только безвинные. Чохом были объявлены жертвами политрепрессий все, кого судили коллегии, комиссии, «особые совещания», «двойки» или «тройки» органов ВЧК, ГПУ-ОГПУ, НКВД, МГБ, МВД. При  этом подчеркивалось, что подлежат реабилитации люди, осужденные с 25 октября (7 ноября) 1917 года – то есть со дня  установления советской власти. А почему собственно только с той даты? Разве раньше не судили людей подобные органы? Судили! И не меньше, чем в советское время. Впервые «особые совещания» появились в августе 1881г. при царе Александре III  http://zakprf44.ru/info.php?id=1&id_a=3333

(09-12-2014 18:19:15 отредактировано Школа публичной политики)

Re: Историко-документальная выставка «Папины письма» в Костроме

По многочисленным просьбам костромичей работа историко-документальной выставки «Папины письма» продлена до 30 декабря 2014 года.

Страница ВКонтакте: www.vk.com/fathersletters
Страница Facebook: www.facebook.com/events/286418758211643

В Международный День прав человека в среду 10 декабря 2014 г. в 14:00 приглашаем всех желающих на экскурсию по историко-документальной выставке «Папины письма» (письма из ГУЛАГа) в выставочном центре Костромской областной общественной краеведческой организации «Костромская старина» по адресу: г. Кострома, Мелочные ряды (внутри Красных рядов), лит. «Г».
Посещение выставки и экскурсия – бесплатно для всех. Вход свободный, предварительная запись не требуется.

Приглашаем на экскурсию по выставке в среду 10 декабря 2014 г. в 14:00

Костромская областная общественная организация «Костромская школа публичной политики»