Re: Древний Кремль Костромы

Я сегодня утром  со штативом и кофром прошёлся от Щемиловки до Владимирского храма,  который находится у подножия вновь возводимого Кремля.  Краем уха слышал, что рассказывают т.н. "экскурсоводы".  Например:
Цитата по памяти "Железнодорожный мост в нашем городе построил царь Николай"
А еще смешное:  маленький мальчик показывает на статую и кричит:  папа, смотри - Ленин!   А отец ему в ответ - это просто дяденька.
Там походить, послушать - уши свянут. 
Кстати, во Владимирском храме я увидел издание.  Приличное.   Называется (кажется) "История костромского Кремля"
Ну и наш известный краевед готовит свою версию.   Выйдет в январе.
Эх, сколько нам открытий  еще предстоит ... открыть.

(05-01-2019 12:56:18 отредактировано Fan-Fan)

Re: Древний Кремль Костромы

ЮХа пишет:

Ну и наш известный краевед готовит свою версию.   Выйдет в январе.

Обнадеживает, это будет печатная "версия"?

Добавлено: 05-01-2019 12:26:59


Разгром Костромы - данные из архива см в примечании http://rusarchives.ru/projects/smuta/09 … tml#2_text
Странное совпадение , но опять все ОСНОВНЫЕ события Смутного времени происходят вокруг Костромы

"Тушинский вор в обход Москвы начинает продвижение на север для захвата замосковных городов, чтобы лишить столицу продовольственной и военной помощи.

После захвата Переяславль-Залесского, Ростова, принесли присягу самозванцу ярославцы, угличане и костромичи. Посольство Костромы из 14-ти человек дворян, детей боярских[5] и посадских людей, возглавляемое архимандритом Ипатьевского монастыря Феодосием и игуменом Богоявленского монастыря Арсением миновало Ярославль по дороге к Троице-Сергиеву монастырю 23 октября 1608 года. Костромское монастырское духовенство и посадские люди подали Яну Сапеге челобитную и преподнесли подарки – «хлеб да два осетра длинных, да подарка лисица черна да два косяка меха Костромского»[6].

Но это не спасло Костромской уезд от грабежей тушинцев. Бесчинствовали здесь приказные люди тушинского царя, которые собирали обычные налоги в 4-кратном размере, загонщики – слуги наемных солдат, посланные за продовольствием и фуражом; поляки, прибывшие в числе 270-ти из Галича, да и сам Хуан Крузатти, присланный от Яна Сапеги и информировавший гетмана о событиях в Костроме, захватил для своего «господина» большую партию рыбы и лошадей, принадлежавших Троице-Сергиеву монастырю[7]. Костромской воевода князь Д.В. Горбатый-Мосальский безрезультатно пытался препятствовать «великим беспорядкам».

Старик пишет:

к теме Ляпуновых

Как и в других уездах Замосковного края, в Костромском, Лжедмитрием II были произведены массовые конфискации вотчин и поместий костромичей – «изменников» и раздачи владений своим верным людям. Сёла Красное, Подольское, Здемиро во с деревнями достались костромскому воеводе Никите Вельяминову; И.Ф. Зубатому с сыном – сёла Сколеново, Брусничное, Репелово, Константиновское, Высокое, Шишкино, Новое Саввинское с деревнями. Тушинец П.И. Скрипицын получил поместья О. Нелидова – с. Носково, И. Теряева – с. Дмитровское, Б. Леонтьева – д. Каменик и треть с. Максимовского с деревнями, Ф. Толчина – полсела Селифонтова и К. Литвинова – с. Силево с деревнями[8].

Властвования тушинцев вызвали взрыв народного недовольства. Если в Ярославле власть самозванца продержалась около пяти месяцев, то в Костроме – чуть более одного.

Инициатором народного движения в середине ноября 1608 года выступил Галич, жители которого были возмущены грабежами и насилиями освобожденных из тюрьмы поляков, которые пришли в Кострому «не порожняком и не с пустыми руками: до сих пор еще не погрузили то, что уже прибыло»[9]. Записи дневника Яна Сапеги подтверждают, что первыми в лагеря у Троицы пришли известия о восстании в Галиче. На призыв галичан откликнулась Соль Галицкая. В отписке от конца ноября 1608 года в Тотьму галичане просили поддержать их в борьбе с тушинцами: «А у нас в Галиче собранье великое всяких людей». Жители Галича решили не ждать подхода «ратных людей» из других городов и двинулись к Костроме.

Кострома в это время тоже взбунтовалась. Восставшие напали на тушинского воеводу Дмитрия Мосальского-Горбатова, отрубили ему ноги и бросили в Волгу. Поляков, бывших в городе, частью порубили, остальных посадили в тюрьму. «А государевы изменники на Костроме в сборе»[10], – отписал гетману Я. Сапеге 26 ноября 1608 года суздальский воевода Плещеев.

Объединенное восставшее войско двинулось на помощь ярославцам. «117 года ноября в 23 день[11], собрався мы [..] солигалицкие посадские людишки и Усольские крестьяне с Галича и с галицких пригородов [..] и ходили к Костроме и под Ярославль [..] против изменников воров, литовских людей и казаков; и не дошед до Ярославля за две версты, и под Ярославлем дети боярские, и галичане, и костромичи, изменники, начали меж себя ясаком кликати, и наряд Галицкой вогняной у наших у ратных людей начали отъимати. И мы, узнав тех детей боярских, галичан и костромичей, измену, да из-под Ярославля к Костроме, назад побежали с своим государевым нарядом, и коши и запасы свои пометали, и на дороге к Костроме бежучи, те дети боярские у наших, у галичан у ратных людей наряд отъимали [..]. И как мы к Костроме пришли из-под Ярославля с ратными людьми, и воры, литовские люди и казаки, и дети боярские, пришли на нас в Кострому ж, и на Костроме нас [..] крестьян, галичане и костромичи, дворяне и дети боярские, вороги литовским людям подали. И воры нас, и дети боярские многих крестьян на Костроме побили и наряд Галицкой вогняной взяли, а иные наши ратные люди разбежалися врознь [..]»[12], – так рассказывается о событиях ноября 1608 года в отписке галичан царю Василию Шуйскому от 15 марта 1609 года.

Измена на дороге к Ярославлю галичских и костромских детей боярских, которые отняли оружие у восставших, заставила последних, преследуемых карательным отрядом полковника А. Лисовского, отступить к Костроме. Силы тушинцев – поляков и казаков, хорошо вооруженных и обученных, превосходили почти не вооруженные, неорганизованные отряды восставших. После боёв на подступах к Костроме, город был захвачен и разгромлен. «А воры Кострому взяли декабря в 28 день»[13].Остатки восставших укрепились за стенами Богоявленского монастыря, расположенного на посаде, но и эта твердыня пала под жестокими ударами карателей. В Синодике Богоявленского монастыря упоминаются имена 139 насельников, погибших в эти дни при защите обители: «Братия и слуги, и служебники, и христиане, убиенные от государевых изменников от литовских людей в 117 году священноинока Трофима, священноинока диакона Анфиногена, инока Варлаама, инока Дионисия, инока Иева, инока Симеона, Кирилла, инока Иосафа, священноинока Макария, инока Гурия, слуги Петра, Афанасия, Епифания. Служебников Василья, Ивана, Стефана, Никиту [..]» и многих других. Избив иноков, поляки расхитили монастырское имущество – иконы, книги, утварь. Такое же разорение претерпел и мужской Крестовоздвиженский монастырь в Костромском кремле: здесь погибло 10 человек монастырской братии во главе с настоятелем архимандритом Геннадием[14].

Лисовский жестоко расправился с Костромой – сжег посад, разграбил город, мстя за восстание. Это нашествие карателей названо в отписках того времени «костромским разгромом».

Такая же участь постигла Галич. «И галичан, посадских людей, многих воры побили, и город сожгли, и посад и ряды пожгли, и наряд, который был в Галиче, зелье, и свинец воры литовские люди, взяли ж, а иные посадские люди, галичане, разбежались на лес»[15].

Не избежала разгрома и Соль Галицкая, куда был послан отряд Николая Пудковского. С этого города, славившегося своими солеварницами, была взята большая контрибуция – «полтретьяста рублей».

Конрад Буссов – очевидец событий Смутного времени – дает страшную картину опустошений: «Пан Лисовский превратил в пепел весь Ярославский посад, потом пошел дальше в глубь страны, убивая и истребляя все, что попадалось на пути: мужчин, женщин, детей, дворян, горожан и крестьян. Он сжег дотла большие селения, Кинешму и Юрьевец Польский и возвратился в лагерь под Троицу с большой добычей. Какой значительный вред был нанесен в этом году убийствами, грабежом и пожарами этим отпавшим городам как внутри их стен, так и снаружи, – выразить невозможно. Я часто удивлялся, как эта земля так долго могла выдерживать все это»[16].

После первой волны народных выступлений, уже в феврале 1609 года вспыхивает, по словам Конрада Буссова, новый бунт. «Мужики собираются от Костромы близко верстах в тридцати»[17], – писал 15 февраля 1609 года ярославский воевода Ф.П. Барятинский гетману Сапеге.

Костромского воеводу Ивана Наумова сменил в это время Никита Вельяминов.

Уже в феврале «и на Костроме [..] и на Чухломе [..] везде государевых изменников и Литву побили, а иных в тюрьмы пометали»[18]. Гетману Сапеге вскоре стало известно, что костромские и галичские дети боярские, предавшие восставших в декабре 1608 года, были жестоко наказаны за свою измену. Около 200 дворян вместе с семьями были утоплены в Волге. Казни подверглись даже протушински настроенное духовенство[19]. Ростовский воевода Иван Наумов, посланный Сапегой в Кострому, писал: «Марта в 3 день пришли мы господине на государевых изменников, на воров под Кострому. И мы [..] острог взяли и государевых изменников побили, а иных в посаде во дворах, которые заперлись, пожгли, а иных воров [..] по дворам побили, а иные воры утекли»[20].

4-м марта 1609 года датируется грамота Лжедмитрия II гетману Сапеге о том, что «пришли под Кострому изменники наши Галицкие и вологодские, и унженские, и кологривские, и парфеньевские, а иных к себе ждут в прибавку»[21]. Самозванец просит Я. Сапегу отправить полковника Лисовского под Кострому с польскими, литовскими и русскими людьми для защиты города от сторонников Василия Шуйского. Трудно сказать, произошли эти события до разгрома Костромы Иваном Наумовым, или после, но тем не менее, уже через 8 дней костромской воевода Никита Вельяминов со своими сторонниками засел от восставших за каменными стенами Ипатьевского монастыря. В отписке Сапеге от 12 марта 1609 года он пишет: «Марта в 12 день пришли воры, государевы изменники вологодские и поморские мужики, 5 тысяч, от Костромы за 2 версты, а ждут к себе из Галича Ивашка Кологривца, а с ним де идут воровских людей 5 же тысяч, а ждут его к себе марта в 13 день навечер, а как к ним придет, и им приступали к Ипатскому монастырю [..] А со мною, господине, в Ипатском монастыре людей немного, да и те иные побиты и поранены, и лошади у них побиты же»[22]. Из отписки видно, что на помощь костромичам пришли жители не только Костромского и Галичского уездов, но и издалека."

В Костроме провел два года польский князь Константин Вешневецкий. Тот самый пан, который свел в доме своего тестя воеводы Юрия Мнишека Г. Отрепьева (Лжедмитрий I) с Мариной Мнишек, а затем помог самозванцу взойти на престол под имением царевича Дмитрия. Лжедмитрий I позднее сослал в Галич князей Шуйских - Василия, Дмитрия и Ивана.

Моя цель - причинить пользу и нанести добро

Re: Древний Кремль Костромы

Fan-Fan пишет:

Обнадеживает, это будет печатная "версия"?

Да. Я видел оригинал-макет.

Re: Древний Кремль Костромы

Fan-Fan пишет:

По итогам этой сделки Романовы отдал пол страны под управление Польши, и это было самое большое отделение наших земель,

мне даже не странно, что в пединституте белов продвигает тему романовых как спасителей. заказ, или от глупости?

(09-01-2019 22:52:37 отредактировано Fan-Fan)

Re: Древний Кремль Костромы

profi555 пишет:

мне даже не странно, что в пединституте белов продвигает тему романовых как спасителей. заказ, или от глупости?

Уважаемый, profi555. Скорее всего заказ, свои 30 серебренников он отработает по полной.

Я искал дневник , настоящий дневник, Яна Сапеги. и выяснилось что даже современные "российские историки" отдают предпочтение переписанным 10 раз версиям, над которыми трудились Романовские изТОРЫки. Вот тут можете почитать их "изыски" http://bookre.org/reader?file=810830&pg=3
В то время, как есть настоящий оригинал дневника Я.Сапеги - находится в Государственном архиве Швеции в Стокгольме.

Из "Дневник Яна Петра Сапеги (1608-1611)Dzieje Marsa krwawego i sprawy odważne, rycerskie przez Wielmożnego Pana Jego Mości Pana Jana Piotra Sapiehę starostę uświadzkiego w monarchii moskiewskiej od roku 1608 do roku 1612 sławnie odprawowane
" 20 Сентября <1609 г.> ... Товарищество и пахоликов, которых живыми поймали во время погрома 18-го числа, всех порубили, сначала жестоко помучив, неслыханные истязания над ними чиня, натурально распиливая, к груди крыс прикладывая и тазами раскаленными прикрывая так, что крысы от боли грудь перегрызали и через внутренности ртами назад выходили..."

Лисовский отряд так же вел тактику выжженой земли, уничтожая на пути все, включая женщин и детей.
Старались и "местные", особенной жестокостью отличились Наумов и Полозов.

Позже, когда к польским интервентам удача повернулась задом, они начали распродавать свои владения, подаренные Филаретом
Только Сапеги вывезли из страны около 2 млн серебряных рублей. Корова стоила 1-3 рубля

Моя цель - причинить пользу и нанести добро

Re: Древний Кремль Костромы

Почти при кажом правителе были переписывания, то есть фальсификации исторических событий. У одних больше, у других меньше. Все зависело от экономического и политического интереса и надежности трона в тот момент. А уж как романовы нагадили- еще придется разбираться и разбираться. Будет ли на то политическая воля сегодняшних правителей России? Сомневаюсь.

(12-01-2019 00:41:12 отредактировано Fan-Fan)

Re: Древний Кремль Костромы

Эрмитаж, один из главных музеев страны, только в 2017 году открыл ПЕРВУЮ небольшую экспозицию посвященную Истории Руси (ВСЕГО ТРИ небольших зала).
Акцент в нем на том, что история Руси - деревянная. http://www.radiorus.ru/brand/episode/id … d/1459724/
И главный музейный сотрудник Эрмитажа даже "не знает" про производство железа на Андомском Стане.
В вотчине ближайших сподвижников (кравчий, царский  постельничий) Салтыковых и Михалковых и немного даже Романовых(Шестовых) велась добыча и производство железной руды. Это был центр железорудной промышленности http://susanino.adm44.ru/glavnaya/istoria/index.aspx

profi555 пишет:

Будет ли на то политическая воля сегодняшних правителей России? Сомневаюсь.

Настоящие правители России со времен Романовых не поменялись, меняются только наемные менеджеры. А их функционал остается прежним - "сбор золота с туземцев".
Поэтому так не выгодно раскрывать историю (вроде бы даже совсем недавнюю), она может поставить крест на всем современном могуществе настоящих хозяев России.

Моя цель - причинить пользу и нанести добро