1

Тема: О интуиции, нужде и силе воли

Хороший слог,как будто сам пережил :)


"Беды ничто не предвещало. Обычный рейс с дачи, отличная октябрьская погода, спокойная езда, знакомый маршрут. Надо сказать, и это важно, что путь с дачи проходит недалеко от дома моей матушки и это является ключевым фактом рассказываемой истории.
Еще подъезжая к МКАД я ощутил в животе некий дискомфорт.
—Знаешь, че-то зря, наверное, твоя мать мне котлеты скормила… Пожилые были котлеты-то. – заметил я жене. В это время мы подъехали к Т-образному перекрестку. Направо была дорога к дому матушки, налево – домой.
—Может к маме заедем? – заботливо спросила жена. И вот тут бы мне послушаться ее женскую интуицию и собственные ощущения и повернуть направо, навестить маменьку, оправиться и продолжить путь в благости и расслабленности. Но тогда бы и не было тех фееричных переживаний, кои положены в основу этого повествования. Да и не ищем мы легких путей.
— Да ладно, до дома 20 минут, сейчас приедем, забегу домой в тубзик и в ОБИ поедем, —бодро заявил я и повернул налево. Через пять минут мы встряли в пробку.
«Ур-р-р!...» - настырно раздалось из пуза. Изнутри организма в жопу робко постучали… Похоже приближался шторм… Пробка не разделяла серьезности момента и уныло ползла с минимальной скоростью. В жопу постучали настойчивее. По телу побежали мурашки, волосы на затылке поднялись, на лбу выступил пот. «Закрыто!» - мысленно рявкнул я внутреннему, пока еще мягкому, давлению на нижнюю дверь, и распустил ремень на штанах. Стало легче, говномонстр временно отступил. Через три минуты новый позыв заставил сжать ягодицы и из уст моих вырвался болезненный стон.
—Давай остановимся, - сказала жена, — сбегай в кусты, не умирать же теперь.
Я огляделся. Конец октября, солнечный, один из последних, видимо, погожих деньков. Листья облетели и лежали на земле разноцветным пушистым ковром, бесконечное небо, великолепное в безоблачности своей лазури, воздух чист и прозрачен. Кусты торчат голыми ветками, середина дня, полно прохожих. Пастораль картины мог дополнить лишь срущий среди буйства осенних красок мужик…
«Умирать!, —с тоской подумалось мне, — именно, что умирать… Причем от стыда…»
«Да-а-а!.. — радостно раздалось в животе,— Пусти-и-и!». Я расстегнул пуговицу на штанах. Слегка полегчало. Но не надолго. Видимо, то, что рвалось наружу, просто разбегалось. Я пережил этот бросок, поскольку был к нему готов. Через пять минут давление на задний проход выросло настолько, что мышцы, отвечающие за сжатие ягодиц, превратились в камни… Холодная струйка пота скатилась за шиворот и поспешила по спине к жопе, чтобы первой насладиться эпопеей «Освобождение».
Говорят, что усилия ануса в определенных условиях достаточно, чтобы перекусить лом. Через 10 минут, когда отходы жизнедеятельности бились в последний оплот на своем пути с частотой морского прибоя, я мог бы не просто перекусить лом жопой, но и пережевать его в шар, украсив последний затейливой резьбой. Вот только лом в тот момент в жопу мне засунуть было нельзя. До дома оставалось три светофора. На первом я повернул налево на красный свет и, в последний момент заметил гаишника, который радостно взмахнул было мне жезлом. «А, ну и пусть, — обреченно подумал я,— хоть обосрусь не в машине.» Но хранитель дорог, видимо, увидел в моих глазах что-то страшное, инфернальное и потустороннее, и, когда я включил поворотник, чтоб остановиться рядом с ним, его улыбка исчезла, он закрутил жезлом и зашевелил губами: «Проезжай, проезжай!». Фуражка его сползала на затылок. Почему-то именно это запомнилось мне отчетливее всего. Жена сидела неестественно прямо, со стеклянным взглядом, устремленным вперед, и держалась за ручку двери.
Последние два перекрестка я не помню – цунами из коварной жижи билась внутри меня, как бешеная собака. Мышцы жопы колотило от нечеловеческого напряжения. Еще немного и между полужопиями возникла бы компрессионная межклеточная диффузия, что явило бы миру единственного и неповторимого человека с целой жопой, не разделенной по вертикали природным жопоразделом. В анналы (извините за каламбур) медицины этот случай вошел бы как синдром «Gluteus unitas».
Во двор я влетел в лучшей манере стритрэйсеров, на большой скорости затормозил в пол с дымом покрышек, заперев собирающегося выезжать пожилого горца на серых жигулях. «Э-э!» - сердито выкрикнул тот, и направился ко мне. «Я щща-аасс!» — прохрипел я ему в лицо. Горец побледнел, вскинул руки и тоненько прозвенел: «Карашо-карошо! Я пэдажду!» и заперся в своей машине. Счет шел буквально на мгновения. Все что можно было расстегнуть, я расстегнул на лестнице. Возле двери в квартиру я проклял изобретателя замков, и его останки, где бы они ни были в тот момент, вспыхнули и аннигилировались, а его потомки скривились от нахлынувшего приступа зубной боли.
В квартире одним длинным прыжком, которому позавидовали все ягуары Центральной Америки, выпрыгнув из штанов и трусов, я преодолел расстояние до сортира…
Я успел.
ТЫДЫЩ!
Милые девушки, ваши бурные множественные и продолжительные оргазмы, даже близко несравнимы с теми ощущениями, которые накрыли меня в те сладостные минуты! Рождались и гасли звезды. Новые галактики зарождались, раскручивались и разлетались в вечности и бесконечности, цивилизации сменяли друг друга, целые миры умирали в радиоактивных облаках…
…Когда я неторопясь вышел из дома, пожилого горца уже не было – его выпустила жена, отогнав машину. О его присутствии напоминали только две черные полосы от покрышек и легкий запах горелого сцепления… «Поехали в ОБИ, дорогая» - промурлыкал я супруге. На душе было покойно и радостно, светило нежаркое октябрьское солнце, шторм утих, природа восстановила утраченную было гармонию.
Вот мы говорим: «Болит жопа». Таким образом, локализуем болевые ощущения, казалось бы, в одной точке. На следующий день моя жопа болела в восьми местах.. я не знал, что ягодичные мышцы отличаются таким разнообразием болевых ощущений. Я еще было задумал поглядеть в учебнике анатомии, что же так разносторонне может болеть в мышцах жопы? Но руки так и не дошли…"
© sergewow

Нас невозможно сбить с пути - нам пофигу куда идти!!))

Re: О интуиции, нужде и силе воли

Действительно, натуралистично, слог, что надо.  Русский Франсуа Рабле :lol:

3

Re: О интуиции, нужде и силе воли

:) класс!

Re: О интуиции, нужде и силе воли

Поржала ))) Жизненно  :lol:

Ленинград "Про любовь" +18 https://youtu.be/zpbaeRnMdMc

5

Re: О интуиции, нужде и силе воли

точно ржачь

НОВОСТИ КОСТРОМЫ www.nashregion44.ru/

6

Re: О интуиции, нужде и силе воли

ИСТОРИЯ  БОЛЕЗНИ

Откровенно говоря, я предпочитаю хворать дома.
Конечно, слов нет, в больнице, может быть, светлей и культурней. И калорийность пищи, может быть, у них более предусмотрена. Но, как говорится, дома и солома едома.
А в больницу меня привезли с брюшным тифом. Домашние думали этим облегчить мои неимоверные страдания.
Но только этим они не достигли цели, поскольку мне попалась какая-то особенная больница, где мне не всё понравилось.
Всё-таки только больного привезли, записывают его в книгу, и вдруг он читает на стене плакат: «Выдача трупов от 3-х до 4-х».
Не знаю, как другие больные, но я прямо закачался на ногах, когда прочёл это воззвание. Главное, у меня высокая температура, и вообще жизнь, может быть, еле теплится в моём организме, может быть, она на волоске висит — и вдруг приходится читать такие слова.
Я сказал мужчине, который меня записывал:
— Что вы,— говорю,— товарищ фельдшер, такие пошлые надписи вывешиваете? Всё-таки,— говорю,— больным не доставляет интереса это читать.
Фельдшер, или, как там его,— лекпом, удивился, что я ему так сказал, и говорит:
— Глядите: больной, и еле он ходит, и чуть у него пар изо рту не идёт от жара, а тоже,— говорит,— наводит на всё самокритику. Если,— говорит,— вы поправитесь, что вряд ли, тогда и критикуйте, а не то мы действительно от трёх до четырёх выдадим вас в виде того, что тут написано, вот тогда будете знать.
Хотел я с этим лекпомом схлестнуться, но поскольку у меня была высокая температура, 39 и 8, то я с ним спорить не стал. Я только ему сказал:
— Вот погоди, медицинская трубка, я поправлюсь, так ты мне ответишь за своё нахальство. Разве,— говорю,— можно больным такие речи слушать? Это,— говорю,— морально подкашивает их силы.
Фельдшер удивился, что тяжелобольной так свободно с ним объясняется, и сразу замял разговор. И тут сестричка подскочила.
— Пойдёмте,— говорит,— больной, на обмывочный пункт.
Но от этих слов меня тоже передернуло.
— Лучше бы,— говорю,— называли не обмывочный пункт, а ванна. Это,— говорю,— красивей и возвышает больного. И я,— говорю,— не лошадь, чтоб меня обмывать.
Медсестра говорит:
— Даром что больной, а тоже,— говорит,— замечает всякие тонкости. Наверно,— говорит,— вы не выздоровеете, что во всё нос суёте.
Тут она привела меня в ванну и велела раздеваться.
И вот я стал раздеваться и вдруг вижу, что в ванне над водой уже торчит какая-то голова. И вдруг вижу, что это как будто старуха в ванне сидит, наверно, из больных.
Я говорю сестре:
— Куда же вы меня, собаки, привели — в дамскую ванну? Тут,— говорю,— уже кто-то купается.
Сестра говорит:
— Да это тут одна больная старуха сидит. Вы на неё не обращайте внимания. У неё высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения. А тем временем мы старуху из ванны вынем и набуровим вам свежей воды.
Я говорю:
— Старуха не реагирует, но я, может быть, ещё реагирую. И мне,— говорю,— определённо неприятно видеть то, что там у вас плавает в ванне.
Вдруг снова приходит лекпом.
— Я,— говорит,— первый раз вижу такого привередливого больного. И то ему, нахалу, не нравится, и это ему нехорошо. Умирающая старуха купается, и то он претензию выражает. А у неё, может быть, около сорока температура, и она ничего в расчёт не принимает и всё видит как сквозь сито. И, уж во всяком случае, ваш вид не задержит её в этом мире лишних пять минут. Нет,— говорит,— я больше люблю, когда к нам больные поступают в бессознательном состоянии. По крайней мере тогда им всё по вкусу, всем они довольны и не вступают с нами в научные пререкания.
Тут купающаяся старуха подаёт голос:
— Вынимайте,— говорит,— меня из воды, или,— говорит,— я сама сейчас выйду и всех тут вас распатроню.
Тут они занялись старухой и мне велели раздеваться.
И пока я раздевался, они моментально напустили горячей воды и велели мне туда сесть.
И, зная мой характер, они уже не стали спорить со мной и старались во всём поддакивать. Только после купанья они дали мне огромное, не по моему росту, бельё. Я думал, что они нарочно от злобы подбросили мне такой комплект не по мерке, но потом я увидел, что у них это — нормальное явление. У них маленькие больные, как правило, были в больших рубахах, а большие — в маленьких.
И даже мой комплект оказался лучше, чем другие. На моей рубахе больничное клеймо стояло на рукаве и не портило общего вида, а на других больных клейма стояли у кого на спине, а у кого на груди, и это морально унижало человеческое достоинство.
Но поскольку у меня температура всё больше повышалась, то я и не стал об этих предметах спорить.
А положили меня в небольшую палату, где лежало около тридцати разного сорта больных. И некоторые, видать, были тяжелобольные. А некоторые, наоборот, поправлялись. Некоторые свистели. Другие играли в пешки. Третьи шлялись по палатам и по складам читали, чего написано над изголовьем.
Я говорю сестрице:
— Может быть, я попал в больницу для душевнобольных, так вы так и скажите. Я,— говорю,— каждый год в больницах лежу и никогда ничего подобного не видел. Всюду тишина и порядок, а у вас что базар.
Та говорит:
— Может быть, вас прикажете положить в отдельную палату и приставить к вам часового, чтобы он от вас мух и блох отгонял?
Я поднял крик, чтоб пришёл главный врач, но вместо него вдруг пришёл этот самый фельдшер. А я был в ослабленном состоянии. И при виде его я окончательно потерял своё сознание.
Только очнулся я, наверно, так думаю, дня через три.
Сестричка говорит мне:
— Ну,— говорит,— у вас прямо двужильный организм. Вы,— говорит,— сквозь все испытания прошли. И даже мы вас случайно положили около открытого окна, и то вы неожиданно стали поправляться. И теперь,— говорит,— если вы не заразитесь от своих соседних больных, то,— говорит,— вас можно будет чистосердечно поздравить с выздоровлением.
Однако организм мой не поддался больше болезням, и только я единственно перед самым выходом захворал детским заболеванием — коклюшем.
Сестричка говорит:
— Наверно, вы подхватили заразу из соседнего флигеля. Там у нас детское отделение. И вы, наверно, неосторожно покушали из прибора, на котором ел коклюшный ребёнок. Вот через это вы и прихворнули.
В общем, вскоре организм взял своё, и я снова стал поправляться. Но когда дело дошло до выписки, то я и тут, как говорится, настрадался и снова захворал, на этот раз нервным заболеванием. У меня на нервной почве на коже пошли мелкие прыщики вроде сыпи. И врач сказал: «Перестаньте нервничать, и это у вас со временем пройдёт».
А я нервничал просто потому, что они меня не выписывали. То они забывали, то у них чего-то не было, то кто-то не пришёл и нельзя было отметить. То, наконец, у них началось движение жён больных, и весь персонал с ног сбился. Фельдшер говорит:
— У нас такое переполнение, что мы прямо не поспеваем больных выписывать. Вдобавок у вас только восемь дней перебор, и то вы поднимаете тарарам. А у нас тут некоторые выздоровевшие по три недели не выписываются, и то они терпят.
Но вскоре они меня выписали, и я вернулся домой.
Супруга говорит:
— Знаешь, Петя, неделю назад мы думали, что ты отправился в загробный мир, поскольку из больницы пришло извещение, в котором говорится: «По получении сего срочно явитесь за телом вашего мужа».
Оказывается, моя супруга побежала в больницу, но там извинились за ошибку, которая у них произошла в бухгалтерии. Это у них скончался кто-то, а они почему-то подумали на меня. Хотя я к тому времени был здоров, и только меня на нервной почве закидало прыщами. В общем, мне почему-то стало неприятно от этого происшествия, и я хотел побежать в больницу, чтоб с кем-нибудь там побраниться, но как вспомнил, что у них там бывает, так, знаете, и не пошёл.
И теперь хвораю дома.

7

Re: О интуиции, нужде и силе воли

Ящъ пишет:

— Да это тут одна больная старуха сидит. Вы на неё не обращайте внимания. У неё высокая температура, и она ни на что не реагирует. Так что вы раздевайтесь без смущения. А тем временем мы старуху из ванны вынем и набуровим вам свежей воды.

Михаил Зощенко

Нас невозможно сбить с пути - нам пофигу куда идти!!))

8

Re: О интуиции, нужде и силе воли

А как рассказ называется?